ßíäåêñ.Ìåòðèêà

И.Н.Слюнькова "Хронология строительства и начало истории Ливадийской Вознесенской церкви в документах"

 

 Снимок экрана 2020-08-09 в 7.40.22

В продолжение публикации об именинах Императрицы Марии Александровны и  строительстве храма Вознесения Господня в Ливадии, который 4 августа посетила глава Фонда "Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество" Анна Витальевна Громова, публикуем уникальный материал - извлечения из готовящейся к печати книги "Большая церковь Вознесения в Ливадии" Инессы Николаевны Слюньковой, доктора архитектуры, искусствоведа, члена-корреспондента Российской академии архитектуры и строительных наук. По благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, стараниями прихода Крестовоздвиженской церкви в Ливади несколько лет назад началось возрождение Вознесенской церкви, которая некогда располагалась в Императорской резиденции и была построена по высочайшему повелению и при самом деятельном участии Императрицы Марии Александровны. Мы рады, что имеем возможность поделиться с Вами интереснейшим материалом, который выходит на сайте Фонда ЕСПО в день рождения автора! От всей души поздравляем Инессу Николаевну с праздником и желаем крепкого здоровья, творческих успехов и Божией помощи в научных и просветительских трудах!

Хронология строительства и начало истории Ливадийской Вознесенской церкви в документах. (Извлечения из готовящейся к печати книги  И.Н.Слюньковой «Большая церковь Вознесения в Ливадии»)

Церковь Вознесения Господня в Ливадии является выдающимся памятником русского церковного искусства и занимает особое место в истории и культуре. Она одной из первых в России была построена в византийском стиле, как воплощение идеи возрождения традиции подлинных греческих древних христианских святынь с опорой на новые знания и открытия в области архитектурно-археологической науки. Основателем, покровителем, жертвователем храма выступала Императрица Мария Александровна, и строился он по монаршему заказу, трудами лучших мастеров Императорской Академии художеств.

За храмом исторически закрепилось название приходская или кладбищенская церковь, его именовали также Большая Ливадийская церковь, в соотнесении с Малой дворцовой Крестовоздвиженской церковью. Памятник утрачен, его разобрали в ходе работ по устранению последствий землетрясения 1927 года, нанесшего огромный ущерб застройке Ялты.

С наступлением времени возвращения утраченных святынь, принято решение о восстановлении Вознесенской церкви в Ливадии. За основу взята концепция воссоздания порушенного храма в его первоначальных формах архитектуры. Работы начаты в 2016 году и осуществляются по инициативе Епархиальных властей, Священства и прихода Крестовоздвиженской церкви в Ливадии, при поддержке городской администрации Ялты.

Историко-архитектурные исследования, как выясняется, ранее не проводились, и открытием сегодня становится каждый новый факт, тем более, неизвестные ранее подлинные исторические раритеты принадлежавших храму предметов, проектных художественных материалов. На фоне пробелов знаний, информационного голода, интерес представляют любые сведения и свидетельства прошлого. И все же, на первое место необходимо поставить исследование исторической хроники Вознесенской церкви, которая может послужить на будущее каркасом всестороннего достоверного изучения памятника.

В рамках статьи постараемся осветить ход начала истории храма. Предпочтение отдается сухому изложению фактов, почерпнутых из фондов Российского государственного архива (РГИА) и дополненных краткими пояснениями и комментариями. Изложение документов намеренно приближено к текстам оригинала, максимально используется прямое цитирование источников. Итак, пунктирно проследим основные решения по основанию и строительству, другие события истории Вознесенской церкви в Ливадии.

1 мая 1869 года.

Документально, под этой датой зафиксировано первое из известных упоминаний об основании по воле Императрицы Марии Александровны в Ливадии «небольшой кладбищенской церкви». Отмечалось, что церковь строится, «в виду значительного числа служащих и рабочих Православного исповедания, доходящего в рабочую пору до 200 человек» (1). Государыня «соизволила указать на Иеромонаха Херсонеского монастыря Епифания. Ему поручалось отправлять службы в дворцовой церкви во время пребывания в Ливадии Высочайшего Двора и преподавать Закон Божий в Ливадийской школе» (2).

16 июля 1869 года.

В Департамент уделов были переданы первые чертежи проекта храма и сметы, подготовленные архитектором «имения Ея Величества Ливадии» А. Пако. По ряду замечаний главный архитектор Уделов и ректор Академии художеств по архитектуре, профессор А.И. Резанов отклонил проект. Монархиня не поддержала и проект, предложенный самим А.И. Резановым.

23 Сентября 1871 года.

Находясь в Ливадии, Императрица сама определила местоположение будущего приходского храма. Она «изволила осматривать местность подле кладбища, на котором предполагалось строить церковь... нашла место красивым, но неудобным в том отношении, что церковь алтарем должна быть обращена на почтовую дорогу, а главным фасадом упираться в гору, поросшую мелколесьем, почему Государыня Императрица изволила осмотреть еще два места – одно против прежнего места, через почтовую дорогу, а другое, где ныне выстроена казарма музыкантов и, после осмотра было приказано архитектору Венсану сделать промеры обеих местностей и представить их Министру Императорского Двора» (3). Приходский храм планировалось разместить в районе застройки посадов имения, на территории, что находилась вдоль шоссе и севернее комплекса зданий музыкантской казармы.

Мария Александровна выбрала для храма участок со сложным рельефом, между дорогой и территорией питомника древесных растений садового хозяйства Ливадии. Со стороны шоссе несложно было устроить подъезд ко входу в церковное здание. Окружающее пространство было свободно от застройки, и потому, наполнено воздухом и светом. Отсюда открывались дальние виды на природу, горы, море. К востоку от храма местность представляла собой обширное плато, стремительно спускавшееся по склону вниз, в сторону виноградников и комплекса построек винодельни, за ними следовала синяя гладь воды в ореоле неба. Построенный на этом месте храм великолепно раскрывался целиком, во всем своем объеме ои был виден отовсюду, из разных точек имения.

26 сентября 1871 года.

Высочайше утверждены планы и фасады Вознесенской церкви по проекту А.Г. Венсана. Он поступил на службу архитектором Ливадии, ему же был поручен проект «на постройку в имении Ливадия дома для помещения церковнослужителей и школы» (4). Архитектор окончил Академию художеств в мастерской И.А. Монигетти, который в 1862–1866 годы перестраивал купленную Александром II в Крыму усадьбу Л.С. Потоцкого, превратив ее в изысканный императорский дворцово-парковый ансамбль. Вознесенская церковь являлась органичным продолжением и развитием архитектуры Ливадийского имения.

Проект Вознесенской церкви А.Г. Венсана, согласно принятым пространственным и конструктивным решениям, опирался на образец кафоликона греческого монастыря Осиос Лукас в Фокиде, построенного в 1011 году византийским императором Василием II, – знаменитого и самого крупного в Греции памятника средневизантийского периода. Другим источником влияния греческой архитектуры на проект А.Г. Венсана очевидно являлось церковное искусство монастырей Афона. Об этом свидетельствует форма купола, опоясывающая по периметру здание наружная галерея, пластическое решение фасадов Вознесенской церкви. В епархиальных документах 1884 года архитектура Большого Ливадийского храма определялась как «смешанный Греко-Византийский стиль» (5).

Июль 1872 года.

Подготовлен и подписан договор подряда на производство строительства храма, на сумму 74000 р., по которому исполнителями каменных работ были французские подданные Эдмон Бушар и Евгений Дюкро (6). К сроку сентября 1873 года они обязались выполнить все каменные работы до купола и покрыть церковь временной крышей. Затем, к 1 декабря 1874 года должны были вывести купол и окончить прочие монтажные работы. В помощь А.Г. Венсану на время строительства храма был назначен архитектор В.А. Шрётер, поступивший на службу в Ливадию в должности младшего архитектора (7).

20 августа 1872 года.

Управляющий имением Я.М. Лазаревский докладывал, что «Государыня Императрица повелела передать в Управление имением две иконы Богоматери, одну в мраморной раме, а другую в металлической и дарохранительницу с тем, чтобы они были помещены во вновь строящуюся церковь» (8). Подаренная в Ливадийский храм икона Божией Матери в мраморной раме, как следует из других документов, являлась произведением кисти профессора живописи Т.А. Неффа, и ранее она украшала личные покои Марии Александровны в Зимнем дворце.

30 января 1873 года.

Императрица составила реестр 73 богослужебных предметов, а также предметов ризницы для Вознесенской церкви Ливадии. Опись открывалась перечнем 41 иконы и указанием на плащаницу (9).

30 января 1873 года.

Сообщалось о намерении Марии Александровны приобрести предметы утвари для Вознесенской церкви в московском предприятии золотых, серебряных и бронзовых изделий. А.М. Постникова, из тех его работ, что экспонировались на Политехнической выставке в Москве 1872 года. В одном из писем личного секретаря монархини говорилось: «Государыня Императрица повелеть мне изволила спросить... заказана ли утварь вновь строящейся церкви в Ливадии. Если заказ еще не сделан, то Ея Величеству угодно, чтобы в число нужных церковных предметов были взяты бронзированные сосуды с принадлежностями, представленные Ей на этих днях Московским фабрикантом Постниковым, бывшие на последней Московской Выставке и отличающиеся замечательною гравировкою, прекрасным рисунком и тщательною работою. Вместе с тем Ея Величеству угодно было повелеть уведомить Вас, что для постройки Церкви у Нея уже есть готовая дарохранительница /ковчег/, каковой заказывать не нужно» (10).

Снимок экрана 2020-08-08 в 12.40.41

А.Г. Венсан. Фасад приходской церкви в Ливадии. 1871. Фрагмент. РГИА. Публикуется впервые

Снимок экрана 2020-08-09 в 7.36.27

Однако монархиня придерживалась правила рачительного расходования средств. От намеченной было покупки изделий известного ювелира она отказалась в пользу повторного применения и продолжения жизни предметов церковной утвари, ранее помещавшихся в старом московском храме, переехавшем в другое здание. Утварь и ризницу для Вознесенской церкви решено было взять из упраздненной церкви Землемерного училища в Москве (Константиновский Межевой институт), что размещалась на Старой Басманной улице в усадьбе А.Б. Куракина. В 1867 году учебное заведение было переведено в усадьбу Демидова, по Гороховскому переулку и заняло здание, построенное в 1789–1791 годах по проекту архитектора М.Ф. Казакова.

unnamed 1

Портрет Императрицы Марии Александровны. Вторая пол. 1860-х. - 1 л.: Литография

25 мая 1873 года.

В присутствии Императора и Императрицы состоялась церемония закладки Ливадийской приходской церкви во имя Вознесения Господня. Церковную службу на освящение храма провел иеромонах Епифаний из Херсонесского монастыря.

3 октября 1874 года.

Рапортом управляющего имением Ливадия сообщалось о новых вкладах Марии Александровны в строящуюся церковь: «Вследствие повеления Государыни Императрицы... перед отбытием Ея Императорского Величества из Ливадии, передала мне 4 иконы, крест и Евангелие, поименованные в прилагаемой описи, предназначенные Ея Императорским Величеством для помещения вместе с прежде переданным образом Божией Матери в мраморной раме, работы Неффа, в строящейся новой кладбищенской Церкви в Ливадии... поручить строителю церкви архитектору Венсану иметь в виду помещение икон при окончательной отделке и убранстве Церкви» (11).

3 октября 1874 года.

А.И. Резанов представил на Высочайшее утверждение программу росписей Вознесенской церкви. В общих чертах она согласовалась с принципами монументального убранства храма Христа Спасителя в Москве, работы над которым в то время возглавлял А.И. Резанов. Разумеется, с учетом назначения и размеров приходского храма Ливадии, архитектор предлагал для него гармоничное, величественное, но более простое и лаконичное решение интерьера. Стены и своды намечено было украсить по преимуществу орнаментальным рисунком с редким включением в росписи священных ликов, евангельских сюжетов.

10 марта 1875 года.

Отделка храма была возложена на «архитектора Венсана, под главным наблюдением Старшего Архитектора Департамента Уделов», то есть А.И. Резанова (12). Согласно утвержденной программе, на высочайшее рассмотрение он представил два варианта росписей интерьеров Вознесенской церкви, подготовленных А.Г. Венсаном. С оговорками был утвержден один из них, в большей степени отвечавший условию все «внутренние стены, столбы и арки храма покрыть фресковой живописью, расписав их орнаментами в стиле церкви» (13). По высочайшем рассмотрении проекта, сообщалось о ряде замечаний, которые касались рисунков орнаментов и цветовой гаммы росписей.

12 марта 1875 года.

По указанию Императрицы начали заниматься благоустройством территории вокруг храма. В состав работ входили планировка местности, разбивка дорожек, покупка и посадка деревьев, на сумму 3000 р. Вокруг храма планировалось построить ограду с тумбами, стоимостью до 1000 р. Сохранился «Проект железных ворот для въезда в местность, отделяемую под кладбищенскую церковь в Ливадии», за подписью А.Г. Венсана.

30 апреля 1875 года.

Департамент уделов заключил договор с художником М.П. Клодтом на написание для Вознесенской церкви шестнадцати икон на сумму 4100 и 660 р. (14). Тринадцать из них предназначались для иконостаса, их следовало исполнить на холсте, масляными красками. Две другие большие праздничные иконы, посвященные Вознесению Христову и парному образу Александра Невского и Марии Магдалины, должны были занять свое место во фронтальных киотах, которые располагались за поддерживающими купол массивными столбами, симметрично, по разные стороны от иконостаса. Художнику поручалось также написать настенный образ снаружи, над дверями, в украшение входа в храм. Представленные мастером эскизы, по художественным соображениям, Мария Александровна вынуждена была вернуть художнику. Как писали, «Государыня Императрица изволила сделать замечание, что на этих рисунках бросается в глаза отсутствие пропорций в фигурах: головы слишком малы в сравнении с ростом» (15). Кроме того, М.П. Клодта попросили представить Императрице другие исполненные им работы по порученным иконам, которых у него не было. Для разъяснения ситуации мастер вынужден был прибегнуть к посредничеству учившегося у него рисованию Великого Князя Сергея Александровича. После внесения художником поправок в первоначальные эскизы, вопрос благополучно разрешился.

7 июля 1875 года.

Для создания большого настенного образа в алтаре А.И. Резанов рекомендовал академика М.Н. Васильева, «обязавшегося написать запрестольный образ Воскресения Христова за 650 р.» (16). С подобной задачей художник только что блестяще справился в Николаевской церкви на Братском кладбище в Севастополе, построенной в 1870 году по проекту архитектора А.А. Авдеева. Однако Императрица желала видеть в своем храме другое, а именно, – те моленные образа, которые давно уже стали для нее неотъемлемой частью повседневной жизни, олицетворением дома, постоянства, покоя.

Сообщалось, что представленный мастером «эскиз не одобрен... Ея Императорскому Величеству угодно, чтобы Воскресение Господне было для Ливадийской церкви изображено по другому образцу, а именно по известной иконе Профессора Неффа, оригинальный экземпляр коей находится в мраморной раме, в опочивальне Ея Величества в Зимнем дворце...» (17). Согласно воле заказчицы, М.Н. Васильев написал для Ливадии копию картины Т.А. Неффа «Воскресение Господне».

12 ноября 1875 года.

Из рапорта А.И. Резанова понятно, как разрешилась неопределенность в вопросе о росписях стен и сводов храма. Оставив в стороне предыдущее постановление, А.Г. Венсану поручено было представить новый проект, который в итоге был одобрен (18). Этот чертеж сохранился, и мнение Александра II на нем зафиксировано в приписке: «Высочайше утверждено... и приказать изволил наблюсти, чтобы при выполнении раскраски купола и других частей синим колером были употреблены самые светлые оттенки» (19).

11 декабря 1875 года

Заключен подряд на церковное Евангелие и Крест с мастерской московского фабриканта серебряных изделий В.И. Сазикова, на срок до 15 марта 1876 года. Рисунки этих церковных принадлежностей подготовил А.И. Резанов.

17 декабря 1875 года.

Сделано письменное указание «о пеленах и воздухах, переданных по повелению Государыни Императрицы для Кладбищенской Вознесенской церкви – воздухи и пелена из шелковой материи лиловаго цвета с набивным золотым узором» (20).

12 января 1876 года.

А.И. Резанов представил рапорт с перечислением всех предметов, заказанных для завершения строительства и обустройства Вознесенской церкви. Изготовление паникадила, по оригинальному рисунку А.Г. Венсана, за 1600 р. было поручено мастерской бронзовщика Беца. Ему же был заказан надкупольный крест на 500 р.

Крупный заказ был передан Петербургской мастерской Ф. Шопена. В него входили выносные подсвечники; лампада к Тайной Вечери о шести свечах; лампада к запрестольному образу о трех свечах; четыре позолоченных подсвечника без свечников для катафалка (21).

Предметы церковного шитья, две хоругви заказаны были мастерской академика Шильцова.

Подряд на шесть медных с железными языками колоколов был отдан петербургскому литейщику Петру Васильеву (22). Там же по рисункам архитектора отливали дверные, оконные и печные приборы. Кровельное железо поставлялось русскими заводами.

1 марта 1876 года.

В Петербурге по проекту А.Г. Венсана был изготовлен низкий двухъярусный иконостас, как это было принято в произведениях церковной архитектуры византийского стиля. Иконостас из темного сухого дуба с двумя боковыми киотами исполнил столярный мастер Карл Егорович Керем за сумму 3850 р. (23). Он же изготовил «выносной, запрестольный крест с подставкою и две палки с крестиками и бронзовыми золочеными прутьями для хоругвей». Третий договор был заключен на производство шкафов для ризницы по рисункам А.Г. Венсана, дословно, «на устройство и постановку вдоль стены ризницы дубового шкафа с полками для хранения риз и церковного имущества» (24).

Снимок экрана 2020-08-09 в 7.48.02

10 апреля 1876 года.

Подготовлен документ об определении штата храма, в котором подробно говорилось об организации в Ливадии церковного прихода, в дополнение к имевшимся в Ялте церквям. Состав клира определяли одновременно на обе церкви имения, с учетом обычных для императорской резиденции колебаний численности прихожан, связанных с пребыванием или отсутствием в Ливадии царской семьи. Установлен был порядок регулярного  ведения и хранения метрических книг Вознесенской церкви и исповедных росписей. Причт состоял из Архимандрита, Протодиакона и Псаломщика: Позднее указывалось, что «Архимандрит по Высочайшему Повелению определен с 28-го Мая 1869 года. Протодиакон по Повелению Ея Величества определен с 16-го ноября 1878 года. Псаломщик определен Епархиальным начальством с 1870 года. Притч получал жалование от Департамента уделов. Архимандрит-1000 руб., Протодиакон – 800 руб., псаломщик – 480 руб.» (25). Церковными суммами и хозяйственной частью по церкви заведовало Удельное управление. В нем, а не в церкви, вели и хранили приходно-расходных книги по храму (26).

22 июля 1876 года.

Состоялось торжественное освящение церкви.

Вначале, по решению Императрицы Марии Александровны, освятить новую церковь было положено в день храмового праздника: «Кладбищенскую церковь высочайше повелено освятить по ея окончании, и, если возможно, накануне праздника Вознесения Господня, в честь которого она строится» (27). Однако к назначенному числу 15 июня полностью завершить работы не удалось. По докладу из Ливадии вынуждены были отложить церемонию, и отвечавшие за сроки чиновники вышли с предложением новой датой торжеств назначить «день тезоименитства Государыни Императрицы 22 июля» (28). Освящение состоялось в присутствии Александра II, храмоздательницы Марии Александровы и членов императорской фамилии. Совершение обряда освящения возглавлял Епископ Таврический и Симферопольский, Преосвященный Гурий. В то же лето, по завершении торжеств, перед отъездом из Ливадии, Императрица пожаловала в Вознесенскую церковь икону Христа Спасителя «с рамкою и ризою, раскрашенными под золото и эмали, с серебряным вызолоченным ободком» (29).

Под опекой и непосредственным руководством Императорской четы Вознесенскую церковь продолжали благоустраивать и в дальнейшем. Самым значительным новшеством в уже действующем храме была установка витражного остекления, позволявшего увеличить полезную площадь и вместимость церковного здания. 

И.Н. Слюнькова

доктор архитектуры, чл.-кор. Российской академии архитектуры и строительных наук.

НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств.

Московская духовная академия.

______________________________

1 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 1.

2 - Там же.

3 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 37–37об.

4 - Там же. Л. 58

5 - ГААРК. Ф. 219, оп. 1, д. 163.

6 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 123.

7 - Там же. Л. 110

8 - РГИА. Ф. 515, оп .29, д. 764. Л. 1–1 об.

9 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 100.

10 - Там же. Л. 100.

11 - Там же. Л. 190-190 об.

12 - Там же. Л. 211.

13 - Там же. Л. 211 об. 

14 - Там же. Л. 236.

15 - Там же. Л. 167–167 об.

16 - Там же. Л. 257 об.-258.ё

17 - Там же. Л. 293.

18 - Там же. Л. 311-311 об.

19 - РГИА. Ф. 515, оп. 87, д. 1116. Л. 9.

20 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 314.

21 - Там же. Л. 464-464 об.

22 - Там же. Л. 260, 307.

23 - Там же. Л. 231.

24 - Там же. Л. 286.

25 - ГААРК. Ф. 219, оп. 1, д. 163.

26 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .921. Л. 2 об.

27 - Там же. Л. 6–6 об.

28 - РГИА. Ф. 515, оп. 29, д. .914. Л. 424.

29 - Там жк. Л. 449.