ßíäåêñ.Ìåòðèêà

Последний священнослужитель Императора Николая II и его семьи: екатеринбургский протоиерей Иоанн Сторожев

223

В научно-популярной серии «К 100-летию памяти Царской Семьи», изданной в этом году Фондом «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество», вышла книга Капкова Констанина Геннадьевича «Последний священнослужитель Императора Николая II и его семьи: екатеринбургский протоиерей Иоанн Сторожев».

В издании впервые всесторонне рассмотрены религиозная жизнь семьи Императора Николая II в заключении в Екатеринбурге (1918) и личность последнего священнослужителя Царской семьи, настоятеля Екатерининского собора г. Екатеринбурга протоиерея Иоанна Владимировича Сторожева (1878-1927). Исследование построено на архивных источниках, в том числе семейном архиве Сторожевых.

Так случилось, что именно отец Иоанн совершал последнее богослужение для Царской семьи за несколько дней до ее расстрела. В тот день, 14 июля, рано утром из Москвы вернулся комиссар Уральского военного округа Шая Голощекин с инструкциями от заказчика убийства Венценосцев Янкеля Свердлова. Голощекин и Янкель Юровский, исполнитель убийства, жили в Екатеринбурге в одном отеле «Американская гостиница», таким образом можно предположить, что Юровский сразу получил ожидаемую информацию.

В восемь утра протоиерей Иоанн Сторожев был «потребован» в Дом Ипатьева. Ощущение надвигавшейся трагедии проявилось в «оплошности» диакона Василия Буймирова, который запел «Со святыми упокой» во время обедницы в воскресный день, когда это молитвословие опускается.

«Мне показалось, что как Николай Александрович, так и все его дочери на этот раз были — я не скажу, в угнетении духа, но все же производили впечатление как бы утомленных, - вспоминал он. - Члены семьи Романовых и на этот раз разместились во время богослужения так же, как и 20 мая. Только теперь кресло Александры Феодоровны стояло рядом с креслом Алексея Николаевича — дальше от арки, несколько позади его. Позади Алексея Николаевича встали Татьяна Николаевна (она потом подкатила его кресло, когда они после службы прикладывались ко кресту), Ольга Николаевна и, кажется (я не запомнил, которая именно) Мария Николаевна. Анастасия Николаевна стояла около Николая Александровича, занявшего обычное место у правой от арки стены. За аркой в зале, стояли доктор Боткин, девушка и трое слуг <...> В зале, у того же дальнего угольного окна, стоял Юровский. Больше за богослужением в этих комнатах никого не было. <...>

Став на свое место, мы с диаконом начали последование обедницы. По чину обедницы положено в определенном месте прочесть молитвословие «Со святыми упокой». Почему-то на этот день диакон, вместо прочтения, запел эту молитву, стал петь и я, несколько смущенный таким отступлением от устава. Но, едва мы запели, как я услышал, что стоявшие позади нас члены семьи Романовых опустились на колени, и здесь вдруг ясно ощутил я то высокое духовное утешение, которое дает разделенная молитва. <...> 

После богослужения все приложились к св. кресту, причем Николаю Александровичу и Александре Феодоровне отец диакон вручил по просфоре. (Согласие Юровского было заблаговременно дано). Когда я выходил и шел очень близко от бывших Великих Княжон, мне послышались едва уловимые слова: «Благодарю». Не думаю, чтобы это мне только показалось. Войдя в комендантскую, я, незаметно для себя, глубоко вздохнул. И вдруг слышу насмешливый вопрос: «Чего Вы это так тяжко вздыхаете?» - говорил Юровский. Я не мог и не хотел открывать ему переживаемого и спокойно ответил: «Досадую, что так мало послужил, а весь взмок от слабости, выйду теперь и опять простужусь». Внимательно посмотрев на меня, Юровский сказал: «Тогда надо окно закрыть, чтобы не продуло». Я поблагодарил, сказав, что все равно сейчас пойду на улицу. «Можете переждать», - заметил Юровский, и затем, совершенно другим тоном, промолвил: «Ну вот, помолились, и от сердца отлегло» <...>. 

Известный проповедник и оратор своего времени протоиерей Иоанн Сторожев, бывший юрист, до отстранения Государя от престола 2 марта 1917 года вел вполне верноподданический образ жизни, а 3 марта чуть ли не возглавил церковную революцию на Урале. Правда, спустя полгода его пыл, как и других, пострадавших от абберации сознания, прошел. В Дом Ипатьева, куда поместили арестованную Царскую семью в апреле 1918 года, он приходил всего два раза. При расследовании убийства Венценосцев Н.А. Соколовым отец Иоанн очень подробно рассказал о своих визитах. 

Автор исследования К.Г. Капков соединяет показания отца Иоанна с другими фактами последних дней Царственных узников, акцентируя внимание на их духовной жизни и, таким образом, раскрывая читателю путь святости Царственных страстотерпцев.

Книга содержит большое количество иллюстраций, многие из которых не публиковались ранее.

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2