ßíäåêñ.Ìåòðèêà

Участие Российского Императорского дома в создании Свято-Никольского подворья Русской Православной церкви в г. Бари

bari 32522 750

В день празднования перенесения мощей святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских Чудотворца в Бари, представляем Вашему вниманию доклад Председателя Наблюдательного Совета Фонда "Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество", кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН Анны Витальевны Громовой. Доклад был представлен на международной научной конференции "Миротворческая миссия  христианских церквей в XX веке", которая прошла в Ватикане 22 и 23 мая 2018 года. Событие состоялось в рамках двустороннего соглашения о научном сотрудничестве между Институтом всеобщей истории Российской Академии наук и Папским комитетом исторических наук в Ватикане. 

Анна Витальевна Громова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, руководитель международного центра "Благотворительность в истории" Института всеобщей истории РАН

 

«Участие Российского Императорского дома в создании Свято-Никольского подворья Русской Православной церкви в г. Бари. К 100-летию памяти Царской Семьи»

С X века, после принятия христианства на Руси широко распространяется почитание великого святого неразделенной церкви Святителя Николая Архиепископа Мир Ликийских Чудотворца. На протяжении веков множились храмы, посвященные Св. Николаю, передавались из поколения в поколение сказания о его чудесных явлениях и незамедлительной помощи в бедах, опасностях и скорбях. Иностранцы, посещавшие Россию, называли его «Русский Бог». За более чем тысячелетнюю историю христианства в России сложилась богатейшая иконография святителя Николая, уникальная, общероссийская традиция многотысячных Никольских крестных ходов.

Почитание Св. Николая наряду с поклонением святыням Иерусалима, Сирии, Палестины, Египта и Св. Афона стало отличительной чертой широкого паломнического движения всех классов и социальных слоев российского общества. Стремление помолиться о прощении грехов в местах земной жизни Спасителя всегда объединялись с желанием посетить Миры Ликийские и Бари, куда в 1087 г. были перенесены мироточивые мощи Св. Николая. С начала XII в. складывается паломническая традиция объединять путешествия в Святую Землю с молитвой в базилике Св. Николая в Бари. Согласно церковному преданию сам Святитель совершил паломничество в Иерусалим. Продолжением его молитв в Святой Земле стало благоустроение Сионского монастыря в Мирах Ликийских. Два вектора христианского благочестия пересеклись в России в царствование Императора Николая II. Августейшим попечением о русских паломниках благоустраиваются и благоукрашаются места связанные, с земной жизнью Спасителя, Пресвятой Богородицы, Святителя Николая Чудотворца.

Святой равноапостольный князь Владимир, согласно Никоновской летописи, отправляет в 1001 году первые посольства – паломничества на Ближний Восток. Со времен князя Владимира - крестителя Руси Вера Христова, поклонение христианским святыням становятся частью государственного строительства и действенным инструментом внешней политики.        

Знаменитое «хождение» игумена Даниила (1106-1108 гг.) было не только паломнической, но и дипломатической миссией: король крестоносцев Балдуин принимал его как посланца рус­ских князей, и лампаду на Гробе Господнем Даниил затеплил от имени всех князей русских.

Так было и в последующие века. Император Петр I, впервые обозначил в меж­дународном политическом договоре права православных русских паломников. Екатерина Великая в двух статьях Кучук-Кайнарджийского мирного договора с Турцией от 10 июля 1774 г. оговаривает условия о «твердой защите» Православия в Ос­манской империи и о беспрепятственном хождении паломников в Иеру­салим и по святым местам[1]. Император Александр I щедро финансирует Иерусалимскую Патриархию в связи с огромными расходами на ремонт храма Гроба Господня после пожара 1808 г.[2] и открывает Иерусалим­ские подворья - в Москве, при храме святого апостола Филиппа[3], и в Та­ганроге. Николай I учреждает 11 февраля 1847 г. Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме, - и вновь это государственная внешнеполитиче­ская акция, и начальник Миссии находится с самого начала в двойном подчинении: не только Св. Синода, но и, прежде всего, Министерства иностранных дел[4].

Первым августейшим паломником в Святой Земле должен был быть, по некоторым сведениям, Император Николай I.

Подобная перспектива вполне вписывается в контекст средиземноморской политики Николая Павловича - с посещением Римского Папы и собора Святого Петра в Риме в 1845 г. с идеей возвращения (с благо­словения Папы) мощей святителя Николая Чудотворца из Бари в Миры Ликийские, наконец, с ультиматумом 1853 г. и последовавшей Крымской войной в защиту попранных прав Православной Церкви в Вифлеемском храме.

. В мае 1859 г. Иерусалим посетил брат Императора Александра II Ве­ликий князь Константин Николаевич, глава Воен­но-Морского ведомства, с супругой Александрой Иосифовной и сыном Николаем[5]. Это сразу позволило решить ряд насущных проблем, связан­ных с приобретением русских недвижимостей в Иерусалиме и укрепле­нием российского политического влияния.

В октябре 1872 г. Святую Землю посетил в ходе длительной ознакоми­тельной поездки по Турции и Ближнему Востоку другой брат царя - Вели­кий князь Николай Николаевич Старший, будущий герой освободитель­ной русско-турецкой войны 1877-1878 гг.[6]

И дело было, конечно, помимо государственных и геополитических интересов, в личном духовном устремлении русских самодержцев, проникнутых традиционным религиозным воспитанием, носителей твердой православной веры. Император Александр IIвыразил общее от­ношение российских самодержцев к земной родине Спасителя: «C’estunequestiondecoeurpourMoi. (Это для меня вопрос сердца)». «Этому сердечному отношению к Святой Земле и русскому присутствию в Свя­той Земле Император оставался верен всю жизнь и завещал его своим преемникам Александру III и Николаю II»[7].

Но наибольшее значение в развитии русско-иерусалимских духов­ных связей имели паломничества в Святую Землю брата императора Александра III Великого князя Сергия Александровича. Первое из них он совершил 21-31 мая 1881 г. вместе с братом, Великим князем Павлом Александровичем и племянником Великим князем Константином Кон­стантиновичем (впоследствии известным поэтом К.Р., президентом Ака­демии наук). Непосредственным поводом к поездке стали трагические утраты в царской семье: кончина Императрицы Марии Александровны (в 1880 г.) и убийство Императора Александра II (1 марта 1881 г.). Как писал секретарь Палестинского Общества выдающийся историк русского дела на Востоке А.А.Дмитриевский, «христианскую ревность и горячую лю­бовь к Святой Земле царственные Родители передали в наследие своим Августейшим детям»[8].

Паломничество Великих князей в Святую Землю имело огромное значение для последующего развития Русской Палестины. Заинтересо­ванное отношение Сергия Александровича к русско-палестинским про­блемам позволило в следующем году создать в Петербурге Право­славное Палестинское Общество (под его председательством и покрови­тельством).

Общество призвано было, согласно уставу, осуществлять три основ­ных функции: организация и обустройство русских паломников в Палес­тине (их проходило к 1914 г. через подворья ИППО ежегодно до 10 тыс. человек); помощь и поддержка Православию на Ближнем Востоке путем благотворительной и просветительной работы среди арабского населения (Общество содержало к 1914 г. 113 школ и учительских семинарий в Па­лестине, Сирии, Ливане); научно-исследовательская и издательская рабо­та по изучению исторических судеб и современного положения Палести­ны и всего ближневосточного региона, библейской филологии и археоло­гии, организации научных экспедиций и раскопок, пропаганде знаний о Святой Земле в российском обществе.

24 марта 1889 г. Высочайшим указом Обществу было присвоено по­четное именование Императорского.

1 октября 1888 г. Великий князь Сергий Александрович с супругой Великой княгиней Елизаветой Федоровной и братом Павлом Александровичем совершают новое паломничество в Ие­русалим, для участия в торжественном освящении храма св. равноапостольной Марии Магдалины небесной покровительницы Императрицы Марии Александровны в Гефсимании. Программа путешествия включала посещение многих выдающихся достопримечательностей и святых мест Восточного Средиземноморья.

Паломничество в Святую Землю стало одним из важнейших мо­ментов в созревании решения Великой княгини Елизаветы Федоровны о переходе в православие. Для убежденной немки-лютеранки из верую­щей протестантской семьи это было сознательным и очень непростым шагом. 5 января 1891 г. она пишет наследнику цесаревичу Николаю Александровичу (будущему государю Николаю II): «Я наконец решила присоединиться к вашей религии и хочу сделать это к Пасхе, чтобы иметь возможность причаститься на Страстной неделе. Это великий шаг, т.к. для меня начнется новая жизнь, однако я верю, что Господь благословит такое решение». И двумя месяцами позже: «Суббота перед Вербным воскресением будет для меня великим днем. В нашей маленькой церкви эта служба пройдет очень тихо, а после Пасхи мы уедем в Москву»[9] (Ве­ликий князь Сергий Александрович уже назначен генерал-губернатором Москвы). 13 апреля 1891 г. Принцесса Гессенские и Прирейнская Элла стала православной.

На протяжении всей своей истории ИППО пользовалось августей­шим, а значит и непосредственным государственным вниманием и под­держкой. Во главе его стояли преемственно Великий князь Сергий Алек­сандрович (с момента основания Общества до дня своей гибели 4 февра­ля 1905 г.), а после его кончины - вдова покойного Великая Княгиня Ели­завета Федоровна, ныне причисленная к лику святых Русской Православ­ной Церкви.

Кроме Палестины русские паломники издавна стремились посетить итальянский город Бари, в котором почивают столь дорогие для христианского сердца святые мощи Николая Чудотворца. После поклонения Гробу Господню многие считали необходимым поклониться и гробнице святителя Николая, претерпевая по пути многие невзгоды и лишения. Устроение этого места в Италии связано с именами Великого князя Сергия Александровича и Великой княгини Елизаветы Федоровны.

Дело о приобретении в русскую собст­венность развалин древней церкви, именуемой Новый Сион, и окружающих ее земель, в селении Демре, в турецком ок­руге Каш, на­чалось в январе 1850 года, когда извест­ный писатель-паломник А.Н. Муравь­ев[10], возвращаясь из второго своего путе­шествия в Святую Землю[11], посетил развалины древних Мир Ликийских. «С благословения и при содействии митрополита Филарета Муравьеву уда­лось собрать 25 тыс. рублей пожертвова­ний для восстановления древнего храма. Предполагалось расчистить все развали­ны и затем, соображаясь с их располо­жением и найденными остатками, по­стараться воссоздать по их указаниям новую церковь.

Так на руи­нах древней большой базилики была воз­двигнута небольшая современная цер­ковь, освященная в 1861 году.

Впоследствии сбор средств на восстановление базилики в Мирах Ликийских осуществлялся афонскими монахами Свято-Пантелеимонова монастыря, а после начала русско-турецкой войны пожертвования собирались в Николо-Александровской часовни в Санкт-Петербурге.

В ноябре 1886 г. права на Мирликийское владение были переданы Великому князю Сергию Александровичу.

В сентябре 1888 г., Св. Синод, желая сосредоточить Мирликийское дело в одних руках, передал Православному Палестинскому обществу капитал, собранный на восстановление храма в Мирах Ликийских, достигший к тому времени 73 046 рублей 32 коп., а также приписал к Обществу саму часовню. Великий князь Сергий Александрович с соизволения Александра III принял на себя звание ктитора.

Сергий Александрович, как председатель Палестинского Общества, постоянно поднимал вопрос о возвращении в русское владение церкви и земельных участков в Мирах. Но все меры не имели успеха. Более того, в 1891 г. Османский государственный совет постановил считать приобретенные Россией в Мирах земли потерявшими своих владельцев.

Все заботы о достойном возвеличивании памяти святителя Николая обратились в Бари, где покоятся его мироточивые мощи, тем более что положение русских паломников, направляющихся в Италию для поклонения, нередко оказывалось крайне затруднительным.

4 февраля 1905 г. Общество постигла великая утрата: бомбой террори­ста был убит Председатель ИППО Великий князь Сергий Александрович.

После гибели великого князя Сергия Александровича часовня в Петербурге была перестроена по проекту инженера П.Д. Мегорского, ее окружили стенами, возвели главки, 30 ноября 1905 г., епископ Нарвский Антонин освятил Барградский Николо-Александровский храм.

Простояла эта временная церковь недолго, Палестинское Общество в молитвенную память о своем первом председателе решило осуществить новый строительный проект.

Первый камень нового Николо-Александровского храма был заложен председателем Императорского Православного Палестинского Общества великой княгиней Елизаветой Федоровной 8 сентября 1913 г., 15 декабря 1915 г. храм был освящен.

Обязанности Председателя Палестинского Общества возложила на себя, с Высочайшего соизволения, Великая княгиня Елизавета Федоров­на. Получив извещение о Высочайшем соизволении, Великая княгиня телеграфировала 14 февраля 1905 г. в Совет ИППО: «Сердечно утешена милостью Государя поручить мне председательствовать в Император­ском Православном Палестинском Обществе. Сподобившись великого счастья поклониться Гробу Господню, я с тех пор сохраняю крепкую лю­бовь и уважение к деятельности Общества. Уповаю, что молитвами мое­го незабвенного дорогого мужа Господь вразумит меня и поможет в сов­местной работе с достойными деятелями Общества служить на благо Его высоко-святым целям»[12].

В годы ее председательства совершились многие выдающиеся собы­тия в жизни Русской Палестины и Палестинского Общества. 6 декабря 1906 г. было освящено здание нового Николаевского подворья на Русских Постройках в Иерусалиме. 21 мая 1907 г. в Петербурге и Иерусалиме торжественно праздновали 25-летний юбилей деятельности ИППО. В днев­нике Императора Николая II под этим числом читаем: «В 3 часа во Двор­це состоялось празднование 25-летия Палестинского Общества, сперва был отслужен молебен в Петровской зале, после чего в Купеческой про­исходило заседание». Государь почтил Председателя Общества Высо­чайшим рескриптом, в котором был подведен впечатляющий итог четвер­ти века работы Общества: «Ныне, обладая в Палестине владениями цен­ностью почти в два миллиона рублей, ИППО имеет 8 подворий, где нахо­дят приют до 10 тысяч паломников, больницу, шесть лечебниц для при­ходящих больных и 101 учебное заведение с 10400 учащихся; за 25 лет им выпущено в свет 347 изданий по палестиноведению».

В 1910 г., по инициативе Председателя ИППО Великой княгини Елизаветы Федоровны, было принято решение купить участок земли в Италии, в Бари, а затем приступить к строительству там подворья Палестинского Общества.

7 января 1911 г. из Москвы в Италию выехал известный духовный писатель и проповедник, активный деятель Московского отдела ИППО, будущий священномученик, протоиерей Иоанн Восторгов. 20 января 1911 г. о. Иоанн послал в Совет Общества телеграмму об успешной покупке земли, а 2 февраля 1911 г. Елизавета Федоровна обратилась к Императору Николаю II с всеподданнейшим докладом, в котором сообщалось о намерении Палестинского Общества построить в Бари храм во имя святителя Николая и произвести в 1911 г. во всех храмах и монастырях России тарелочный сбор на сооружаемый храм, приуроченный к празднику перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бари[13].

Милый Ники!

Посылаю тебе свой доклад по важному вопросу о строительстве в Бари русской церкви и дома для паломников. Конечно, единственный человек, кого, я уверена, святитель Николай желал бы во главе этой святой работы в его честь и ради твоего народа, который любит его больше всех святых, - это ты, наш император, имеющий утешение носить в крещении имя святого Николая.

Может быть, ты сочтешь возможным поставить на докладе резолюцию, что ты хочешь быть главой комитета.

Будь так добр, напиши королю Умберто, чтобы он дал согласие и помог в строительстве нашего храма. Он попечитель собора святого Николая в Бари, хотя у папы на него ставропигиальные права. Участок на сегодняшний день куплен на имя частного лица, очень удобный, рядом с вокзалом, в оливковой роще, и оттуда идет трамвай прямо до базилики - наилучшее местоположение и замечательно дешево. Этот участок даже сориентирован правильно на восток[14]. …да почиет на этом предприятии благословение св. Николая и да станет это умилительное дело благословением и божественной связью между ним и твоим народом и ярким эпизодом твоего царствования – как утешение во многих скорбях, которые тебе приходится нести»[15].

Доклад был одобрен Императором, который сделал на нем приписку собственной рукой: «и в 1912 г.».

Одновременно Николай II учредил Барградский комитет и стал первым жертвователем, пожаловав от себя и Императрицы 10 тыс. рублей[16]. Главой Барградского комитета был назначен вице-председатель ИППО князь А.А. Ширинский-Шихматов[17].

         Академик архитектор Алексей Викторович Щусев, только что закончивший по заказу Великой княгини Елизаветы Федоровны успешное строительство Покровского собора Марфо-Мариинской обители милосердия, где она была настоятельницей, был приглашен Палестинским обществом
для проектирования храма Святителя Николая и паломнической обители в 1910 году. После перенесения проекта в Бари заказ сохранился за зодчим, более того, он стоял у самых истоков этого предприятия.

На первоначальных эскизах Щусева паломнического комплекса в Бари прослеживается связь с предшествующим проектом для Мир. Композиция
плана симметрична, в ее центре — снова пятиглавый храм, странноприимные номера расположены в боковых крыльях.

В процессе дальнейшего проектирования Щусев все больше отходил от мирликийского прообраза и симметричного решения.

Планируя фасады в русском стиле, архитектор обращался и к ростовской, и к владимиро-суздальской, и к новгородско-псковской, и к московской архитектуре. Подобные эксперименты со стилями характерны для творческого метода Щусева[18].

В середине-конце лета 1911 года все эскизы были снова представлены великой княгине.

В начале 1912 года, завершив работу над рассмотренным комплектом
чертежей, Щусев приступил к составлению презентационной графики, которую надлежало представить на суд императора.

30 мая 1912 года в Большом Кремлевском дворце император Николай II
рассмотрел эскизный проект Щусева и составленную им предварительную смету. Общая сумма сметы приближалась к 414680 рублям[19]. На листе с изображением западного фасада сохранилась его резолюция «Утверждаю. Николай», заверенная тогда же князем А.А. Ширинским-Шихматовым. После этого было выпущено воззвание о сборе денежных средств, проиллюстрированное фотографиями с проекта Щусева. В нем же дано краткое описание будущего сооружения[20].

Приблизительно в это же время Щусев заказал скульптору Сергею Александровичу Евсееву изготовление макета подворья из гипса с покраской.

Щусев показывал макет великой княгине Елизавете Федоровне, обсуждая с ней изменения в проекте[21].

Для непосредственного руководства ходом работ на месте Барградским комитетом была учреждена «Строительная комиссия по сооружению в г. Бари храма Святителя Николая и странноприимницы для русских паломников». В 1913 г. во время приема у Великой княгини она поручает комиссии озаботиться сооружением временного приюта и церкви в Бари для паломников, не дожидаясь окончания строительства. 23 декабря 1913 г. временная церковь была освящена во имя св. Николая Чудотворца и с тех пор в ней осуществлялось ежедневное богослужение[22].

По приглашению Барградского комитета академик архитектуры А.В. Щусев, ранее построивший Покровский собор в Марфо-Мариинской обители милосердия, выполнил проект храма и странноприимного подворья в образцах новгородско-псковских сооружений начала XV века, соединив здания крытыми переходами.

Храм с двухъярусной звонницей рассчитывался на 200 человек, располагал помещениями для ризницы и книгохранилища. Здание подворья-странноприимницы по плану заключало в себе: в нижнем этаже – приемную, три общие палаты для паломников, помещения для священника и смотрителя и в верхнем этаже – 3 комнаты для паломников 1-го разряда, 14 комнат 2-го разряда, парадные покои для почетных гостей и общую столовую. В третьем этаже южной части дома намечено было помещение для псаломщика. В полуподвальном помещении южной части дома, имевшей большие окна, предполагалось сделать обширную народную трапезную со сводчатыми потолками, соединенную с находящимися в верхнем этаже кухней и хозяйственными помещениями посредством электрического подъемника. В здании странноприимницы планировались кладовые для паломнических вещей, умывальные палаты для больных паломников с небольшой приемной для врача. На внутреннем дворе возводилось отдельное здание для прачечной, бани и других хозяйственных служб, устраивались водоемы для хранения дождевой воды, колодец. Все свободное место вокруг занимал сад с цветником. Общая сумма сметы приблизилась к 414680 рублям.

Разработанный А.В. Щусевым по указанию комитета план был одобрен Великой княгиней и в день празднования перенесения мощей св. Николая Чудотворца, 9 мая 1913 г., состоялась торжественная закладка подворья. По окончании богослужения была прочитана присланная Великой княгиней Елизаветой Федоровной телеграмма: «Соединяюсь в молитвах с вами в этот торжественный день основания нашего храма и дома для паломников. Помоги вам Бог. Нахожусь на богомолье. Теперь еду на торжество канонизации Святого Ермогена. Елисавета»[23].

Автор проекта академик А.В. Щусев так­же прислал поздравительную телеграмму: «Поздравляю с закладкой, желаю успеха святому делу».

Современники так описывают церемонию закладки: «9 мая в назначенное для закладки время, около 5 часов пополудни, русский участок стал быстро наполняться приглашенными почетными гостями. Все свободное место вблизи помоста было занято тысячной толпой нарядно одетых итальянцев, с любопытством ожидавших начала русского церковного торжества. Среди присутствовавших находились президент провинциального совета сенатор Баленцони, городской голова города Бари профессор Сабино Фиорезе с членами городского совета, президент Апулии города Витто Манцари, консулы иностранных государств, а также представители местных газет при полном, однако, отсутствии католического духовенства...

Итальянские гости восхищались самобытностью русского церковного зодчества и выражали удовольствие, что на долю города Бари выпала честь приютить у себя столь красивые и художественные здания, которые, несомненно, станут лучшим украшением города.

В тот же день вечером городской голова Сабино Фиорезе телеграфировал председателю Барградского комитета: “Закладка храма, которую Императорское Православное Палестинское общество посвящает святителю Николаю Чудотворцу, скрепляет узы, соединяющие наш город с благородным русским народом, воины которого в минуты пережитого Италией бедствия оказали ей самоотверженную помощь. В качестве истолкователя этих чувств выражаю горячее пожелание счастья вашему Государю и величия славянским народностям ”[24].

Эти телеграммы князь А.А. Ширинский-Шихматов имел счастье при особом всеподданнейшем докладе повергнуть на всемилостивейшее благовоззрение государя императора, покровителя комитета, тотчас по возвращении Его Императорского Величества с юбилейных празднеств, имевших место в Москве и городах Поволжья. Его Императорское Величество, ознакомившись с содержанием телеграмм, благоизволил собственноручно начертать на докладе:“Искренне благодарю. Желаю успешного окончания постройки храма”».).

Строительство подворья в Бари постепенно приближалось к завершению, и Барградский комитет настоял на осмотре уже проведенных работ пожизненным членом Императорского Православного Палестинского общества князем Императорской крови Олегом Константиновичем. Прибыв в Бари 3 июля 1914 года, он на протяжении нескольких дней подробно изучал состояние дел, давал многочисленные указания по самым разным вопросам. Среди его пожеланий были такие, как изменение способа отопления всех помещений с печного на пароводяное и смена глухой каменной ограды подворья на легкую железную решетку, которая позволила бы лучше видеть храм со стороны улицы.

Князь Олег в течение двух дней осматривал по­стройку, а затем созвал заседание Стро­ительной комиссии. Покидая Бари 15 июля, Олег взял с собой некоторые доку­менты, намериваясь лично доложить о результатах своей ревизии великой кня­гине Елизавете Федоровне[25].

До начала Первой мировой войны ос­тавалось 4 дня. Жить ему оставалось не­сколько месяцев. 27 сентября 1914 года князь Олег был смертельно ранен в бою в Галиции и два дня спустя скончался.

19 июля (1 августа) 1914 г. Российская империя вступила в Первую мировую войну.

Члены строительной комиссии были озабочены оказанием помощи русским, в спешке покидавшим Европу из-за начала военных действий. Тем не менее, строительство продолжалось.

После вступления Италии в войну против Австро-Венгрии на стороне России в мае 1915 года Барградский комитет распорядился предоставить помещения странноприимного дома итальянскому Красному Кресту под лазарет для раненых воинов, несмотря на то, что внутренние работы еще не были закончены[26].

После этого оставалось осуществить лишь отделку и художественное оформление интерьеров.

В середине 1915 года Палестинское общество обратилось к Щусеву с просьбой составить проект меблировки ризницы, в связи с идеей организации при подворье музея русской художественной старины с целью «использовать сооружаемые по древнерусским образцам барийские здания для ознакомления дружественного нам итальянского народа и посещающих Италию иностранцев»[27].

К началу 1916 года сформировалась концепция росписей храма Святителя Николая в Бари. В качестве прообраза были выбраны фрески Дионисия из Ферапонтова монастыря, проба стилизации под которые в Николо-Александровском храме Петербурга оказалась удачной. Для исполнения утверждены художники В. А. Плотников и В. С. Щербаков[28].

Для создания цветового акцента паломнического ансамбля важно было найти подходящего живописца. Существуют документы об одобрении Елизаветой Федоровной эскизов Николая Константиновича Рериха к некой иконе святителя Николая, которые могли бы относиться к рассматриваемой теме. По этому же вопросу летом 1914 года Щусев писал художнику.

Привлекала эта работа и Кузьму Сергеевича Петрова-Водкина, который уже несколько раз сотрудничал с архитектором.

Выявлена акварель Петрова-Водкина «Михаил Архангел»для крыльца
церкви. Меч архангела опущен, легкий разворот фигуры в сторону ступеней как бы приглашает взойти. За его спиной древний город на морском берегу — условное изображение Бари. В левой руке он держит православный храм, тем самым снова вводится символическая взаимосвязь с образом Николы Можайского, который, подобно Михаилу Архангелу, охраняющему вход, стоит на страже подворья.

Параллельно с работами Петрова-Водкина для росписей в Бари рассматривались предложения двух молодых художников — Александра Евгеньевича Яковлева и Василия Ивановича Шухаева.

В издании Барградского комитета 1915 года указано: «стены парадных покоев, приемной, трапезных. Передней и внутренних переходов, а также на лестницах предположительно покрыть теремной росписью, наиболее отвечающей древнерусскому виду всего здания»[29].

В конце февраля 1917 года столица погрузилась в беспорядки и революционные волнения, произошел государственный переворот.

После отречения от престола Императо­ра Николая II Елизавета Федоровна сочла необходимым отказаться от своего поста, чтобы ни в чем не повредить в сложившейся ситуации даль­нейшей деятельности Общества.    

9 апреля 1917 г. Совет уже не «импера­торского» Православного Палестинского Общества принял отставку Ве­ликой княгини. Жить ей оставалось немногим более года.

        К сожалению, Октябрьская революция положила конец исканиям художников. Проект Щусева так и не был полностью завершен. Плотников умер в охваченном мятежом Петрограде; Яковлев, Шухаев вскоре оказались в эмиграции. Та малая часть работы над росписями, которая была выполнена до революции, позволяет понять, что в Бари готовилось не только религиозное, но и громкое художественное событие, задуманное с привлечением многих крупнейших мастеров того времени[30].

9 мая 1998 года по соглашению Мос­ковской Патриархии с муниципалитетом города Бари Щусевский храм и часть странноприимного дома (так называе­мые царские покои) были переданы Русской Православной Церкви.

В 2008 году был завершен процесс возвращения Рос­сии всего Барградского подворья.

В год 100-летия памяти семнадцати представителей Императорского Дома Романовых, пострадавших в годы революционного террора 1918 – 1919 гг., особенно значимым представляется восстановление исторической правды. Важные страницы российской истории были переписаны по идеологическим причинам. 300-летняя история дома Романовых была фальсифицирована, славные дела наших предков преданы забвению. В их числе молитвы и труды миллионов безымянных жертвователей и почитателей Святителя Николая Мир Ликийских чудотворца, подвиг российских Императоров и Великих князей - создателей Императорского Православного Палестинского общества, Русской Палестины на Ближнем Востоке и Барградского храма с подворьем в Италии. Император Николай II, Великий князь Сергий Александрович и Великая княгиня Елизавета Федоровна были инициаторами и активными участниками этих великих дел. Их высочайшая духовная культура, беззаветная преданность Вере и Церкви, личное благочестие, самоотверженное служение Отчеству и народу стали тем основанием, на котором строилось благополучие и процветание России. Молитвами Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца желаю всем Вам мира и спасения.



 Под стягом России. Сборник архивных документов. М., 1992. С.82-83

 Безобразов П.В. О сношениях России с Палестиной в XIX в. Исторический очерк. 1. Император Александр Патриарх Поликарп//Сообщения ИППО, 1911. Т.XXII, вып. 1. С. 20-52Ф

 А.Н. Иерусалимское патриаршее в Москве подворье, что у Арбатских ворот. М., 1881

Лисовой Н.Н. Русская духовная миссия в Иерусалиме: история и духовное наследие//Богословские труды, сб.35, М., 1999. С.39

Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем. Дневник Великого Князя Константина Николаевича. М., 1994. С.96-97

Н.Н. Лисовой – «Презеденты Палестины». Памяти первых председателей ИППО Вел.Кн. Сергия Александровича и Вел. Кн. Прмц. Елизаветы Федоровны. – Православный Палестинсикй сборник., - 100-й выпуск – М., 2003, с.105

Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское Общество и его дея­тельность за истекшую четверть века. 1882-1907. Вып. 1. Русские учреждения в Святой Земле до 1889 г. СПб., 1907. С. V.

Дмитриевский А.А. Державные защитники и покровители Святой Земли и Августейшие паломники у Живоносного Гроба// Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества, 1907, вып. 3-4. С.426.

Письма преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны; [сост. Т.В. Коршунова, Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова] – М.: Православное Сестричество во имя Преподобномученицы Елизаветы, 2011. С. 141

Хохлова Н.А. Андрей Николаевич Муравьев литератор. СПб., 2001.

Филарет (дроздов), митрополит. Письма к А.Н. М˂уравьеву˃. 1832-1867//Публик. И комм. А.Н. Муравьева. Киев, 1869

АВПРИ, ф. РИППО, оп. 373/1, д.195. Л. 18-18 об.

АВПРИ. Ф. РППО. Оп.. 873/1. Д..681. Л.5

Письма Преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Федоровны. М.: Православное сестричество во имя Преподобномученицы Елизаветы, 2011. С.157,158

Там же. С. 196.

АВП РИ, ф. РИППО, оп. 873/1, д.682.Л. 47

Ширинский-Шихматов Алексей Александрович (1862-1930), князь, русский государственный и общественный деятель, тверской губернатор, гофмейстер Высочайшего Двора, действительный статский советник, прокурор и управляющий Московской синодальной конторой, обер-прокурор Святейшего Синода, сенатор, член Государственного Совета, участник монархического движения в России и эмиграции, публицист. Руководил подготовкой торжеств по прославлению преп. Серафима Саровского в 1903 г. Вице-председатель Императорского Православного Палестинского общества при Великой княгине Елизавете Федоровне, в 1917 г был избран Председателем общества. После отъезда заграницу возглавил Совет Палестинского общества в эмиграции.

Евстратова М., Колузаков С. «Храм Святителя Николая в Бари. А.В. Щусев». М. – 2017. С. 22

«Наш долг служить и сеять…». Миссионерская деятельность Великой княгини Елисаветы Феодоровны. Каталог выставок: Великая княгиня Елизавета Федоровна и Святая Земля; Почитание святителя Николая в России и Италии. М. : ДАРЪ; Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество, 2011. С. 72-74.

Евстратова М., Колузаков С. «Храм Святителя Николая в Бари. А.В. Щусев». М. – 2017. С. 50

Щусев А.В. Странноприимный дом и храм во имя св. Николая Мирликийского в гор. Бари в Италии//Зодчий. №3, СПб, 1914. С.25-27

«Наш долг служить и сеять…»... С. 291-192. Временная церковь была разобрана в 1921 г. после освящения нижнего храма подворья во имя св. Спиридона Тримифунтского.

Юшманов В.Д. Закладка русского храма во имя Святителя Николая Чудотворца в городе Бари. СПб., 1913. С. 7.

Дмитриевский А.А., Юшманов В.Д. Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы святителя Николая Мирликийского в Бар-граде. СПб, 1915. С. 34-36.

Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX – начале XX в. С. 299-300.

Евстратова М., Колузаков С. «Храм Святителя Николая в Бари. А.В. Щусев». М. – 2017. С. 111

Дмитриевский А.А., Юшманов В.Д. Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы святителя Николая Мирликийского в Бар-граде. СПб, 1915. С. 58-59

Евстратова М., Колузаков С. «Храм Святителя Николая в Бари. А.В. Щусев». М. – 2017. С. 153

Дмитриевский А.А., Юшманов В.Д. Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы святителя Николая Мирликийского в Бар-граде. СПб, 1915. С. 55

Колузаков С.В. Казанский вокзал А.В. Щусева. Невыполненный замысел «Мира искусства»//Третьяковская галлерея. №2 (55)М., 2017 Приложение.