ßíäåêñ.Ìåòðèêà

Храм-памятник русской скорби во имя Ватопедской иконы Божией Матери, именуемой "Отрада и Утешение"

В Москве на Ходынском поле 29 апреля 1907 г. был заложен храм-памятник русской скорби  во имя Ватопедской иконы Божией Матери, именуемой "Отрада и Утешение", в память Великого князя Сергия Александровича и всех верных долгу и присяге царских слуг, павших за Царя и Отечество от рук злодеев-революционеров во времена крамолы 1905 г.

hram 05-1226

hram 1907-1228

Освящение храма состоялось 5 апреля 1909 года архиерейским чином: Митрополит Московскийи Коломенский Владимир, в присутствии Великой княгини Елизаветы Федоровны при большом стечении войсковых частей и народа совершил великое освящение храма-памятника. Но еще при его закладке будущим священномучеником Иоанном Восторговым была произнесена речь:

«Творим ныне молитвенную память и чествуем благоговейною любовью тех многих убитых, растерзанных, погубленных, которые пострадали даже до крови и смерти во имя долга, вспоминаем с молитвою о тех верных рабах, которые закон, Господом данный, и долг, Им возложенный, возлюбили паче сребра и злата, паче меда и сота… В великом множестве проходят они пред нашим духовным взором, в великом множестве: их десятки тысяч только в эти последние два-три года. Здесь Великий князь приснопамятный Сергий Александрович и здесь же убитые солдаты, казаки, городовые; здесь министры, губернаторы, высшие начальники и здесь же зарезанные, застреленные артельщики, сторожа, всякие служащие лица, виновные лишь в том, что они охраняли чужую жизнь, несли чужое имущество или оберегали его от воровства и грабительства, именуемых ныне «экспроприациями»; здесь убитые священники, не умолкнувшие пред злом и его изобличавшие; учители и воспитатели, пробовавшие образумить молодежь; здесь писатели, общественные деятели, что будили в других сознание долга; здесь члены патриотических союзов, во всех концах России избиваемые; здесь случайно подвернувшиеся под бомбы и выстрелы современных варваров прохожие, старики, женщины и малолетние дети.

Многие из этих жертв долга наперед ясно знали, что их ожидает. Когда служили панихиду по разорванном на части бомбою министре Плеве, покойный великий князь Сергий Александрович, склонившись в молитве и весь отдавшись Богу и Его воле, уже знал твердо, что его участь решена, и его смерть будет такою же, как смерть оплакиваемого покойника. Слепцов, Игнатьев, Лауниц, Павлов и другие, на смерть обреченные; солдаты, казаки, городовые, выходившие на пост после вчерашних расстрелов из-за угла их товарищей, – все они знали, на что идут, что их ждет. Когда и теперь городовой утром станет на свое опасное место, крестится на все стороны и смотрит пред собою с молитвой на крест ближайшего храма, он обрекает себя на смерть, а семью на сиротство, бедность и лишения... Кто войдет в душу этих мучеников, кто измерит глубину их молчаливого страдания, кто постигнет всю тяжесть угнетавшего их чувства осужденных на смерть за верность долгу, осужденных каким-то беззаконным кровожадным судилищем, не знающим ни правды, ни жалости, упивающимся в веселии кровью, решающим жизнь и смерть без суда, без допроса, по одному безудержному размаху злобы, фанатизма и кровавого помешательства?! Да, тяжко им было, но тем выше, тем дороже, тем славнее их подвиги... Но что сказать вам, безвременно погибшие, убиенные и растерзанные мученики долга? Кто вас утешит и восхвалит за понесенные страдания, за отданную Родине в молчаливом подвиге жизнь, за кровавые, горящие раны? Где теперь ваше родное, ваше небо, ваше солнце? Где ваш храм и где вы служите Богу, Которого вы возлюбили?

Отвечает святой тайнозритель Иоанн: "Взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть... стояло пред Престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих... И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды, кто и откуда пришли?.. И он сказал мне: это те, которые прийти от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровью Агнца. За это они пребывают ныне пред Престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на Престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной... и отрет Господь всякую слезу от очей их, и смерти уже не будет, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло.Для них уготован на небе новый ивеликий город, святой Иерусалим... Господь Бог Вседержитель — Храм Его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец... Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. И принесут в него славу и честь народов" (Апок., 7:9, 13-17; 21:4, 10, 22-26). Вот где покой ваш, мученики долга, вот ваше небо, вот новый город, ваша вечная Родина!

В царство вечного вашего покоя пусть проникнет к вам молитва любви с вашей Родины земной, И скорби, и стоны, и слезы – горючие слезы ваших вдов и сирот, отцов и безутешных матерей, родных, близких и всех честных русских людей, верных долгу пред Богом и Родиной, – пусть взойдут на небо. Океаном горя нашего поднимутся эти слезы и достигнут вечного града вашего, вашей новой Отчизны. Они предстанут безмолвные пред Сидящим на Престоле и будут умолять о вас вечного Агнца, Искупителя мира, умолять вечную Милость и Правду... Долго-долго будут они литься по скорбному лицу вашей земной страдающей Родины: просочатся они и до ваших земных могил и омоют ваши страдальческие кости!

Нам же, еще оставшимся в живых, всем слугам добра и Отчизны, нам в заповедь: молитва о вас и память, почитание вашего подвига не словом только, но делом, верностью христианским началам жизни, верностью нашему долгу пред Богом и Родиной, неустанною борьбой с замутившеюся общественною мыслью и совестью, готовностью постоять во имя долга до смерти и крови. Только в этом выразятся наше почитание и наша благодарность мученикам за Родину. А страх, уступки, измена тому, чему они служили, – это будет признанием бесплодности и ненужности их подвига, горькою насмешкой над пролитою их кровью, вторым их распятием.

Кровь Агнца Непорочного – Христа, пролитая во оставление грехов мира, будет приноситься здесь воспоминательною, умилостивительною о них Жертвою. Да будет она для них очищением и залогом вечной к ним милости и вечного спасения. Они ушли от земли, ибо так подобало им исполнить всякую правду, по образу Христа. Да будет правда Его и милость их вечным покровом, их вечною радостью! Аминь».

Храм был построен в византийском стиле по проекту архитектора В.Д. Адамовича. Он напоминал древнюю базилику в форме корабля, часто встречавшуюся в храмах X—XII вв., по внешнему виду храм был близок к одному из лучших памятников византийского зодчества — церкви свв. Апостолов в Фессалонике. Большинство храмовых икон были исполнены известным московским иконописцем В.П. Гурьяновым на металлических досках. Семеновский полк, командир которого генерал-майор Г.В. Мин и 8 рядовых пали жертвами революционного террора, пожертвовал икону Воскресения Христова, которая стала запрестольным образом в храме. Это было не единственным примером духовной связи с семеновцами, храмоздатель И.А. Колесников заказал точную мозаичную копию с Лика Спасителя в терновом венце работы В.М. Васнецова, которая являлась одной из святынь склепа церкви лейб-гвардии Семеновского полка. Она была помещена в иконостасе над Тайною Вечерею. С именем Васнецова была связана еще одна достопримечательность монархической святыни — Святая Плащаница, которая была исполнена по его рисунку и под его личным надзором инокинями Московского Алексеевского монастыря и передана в дар храму настоятельницей игум. Сергией. Украшением храма служили местные иконы Спасителя и Божией Матери, именуемой «Отрада и Утешение», покрытые шитыми золотом ризами, которые были исполнены инокинями Старо-Черкасского Ефремовского Донского монастыря. Наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры архим. Товией были подарены храму две большие иконы (прп. Сергия Радонежского и Николая Чудотворца), написанные иноками обители и освященные на мощах прп. Сергия.

Главной монархической достопримечательностью храма были громадные доски из белого мрамора, на которых были начертаны имена верных слуг Царя и Отечества, крамолою убиенных. Доски были размещены внутри по обеим сторонам храма, над ними крупными буквами было начертано: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин., 15, 13). Этот скорбный синодик открывало имя Великого князя Сергия Александровича. Для вечного поминовения в храме на мраморных досках были вписаны имена верных долгу и присяге Царских слуг, павших от руки революционеров: 52 офицеров и 258 солдат, 6 казачьих офицеров и 79 казаков, 2 адмиралов, 27 флотских офицеров и 6 матросов, а также 1413 должностных лиц и чинов полиции, погибших в борьбе с крамолою, в т. ч. 40 высших должностных лиц (член Государственного Совета, губернаторы, архиерей, вице-губернаторы, полицмейстеры, прокуроры и т.д.).

Храм был построен быстро и освящен в апреле 1909 года. После революции он был закрыт, однако от полного разрушения храм уцелел, хотя никаких монархических святынь в нем не осталось.

hram 11-1227

Ныне храм действует и находится на территории Боткинской больницы. 

Подробнее о храме во имя Ватопедской иконы Божией Матери, именуемой "Отрада и Утешение"